На языке евроинтеграции. Какое будущее предлагает для ЕС новый лидер Франции

Эммануэль Макрон, новоизбранный президент Франции, в первый же день на посту главы государства прилетел с официальным визитом в Берлин. И уже обсудил с канцлером Германии Ангелой Меркель будущее Европы, которая теперь, кажется, получила новый шанс.

Перед тем, как сесть в самолет до Берлина, Макрон назначил главу правительства Франции. Новым премьер-министром стал Эдуард Филипп, до недавнего времени мэр северного города Гавр. Его сложно назвать ближайшим соратником Макрона. В прошлом он был правой рукой социалиста Алена Жюппе. А в разгар предвыборной кампании Филипп так говорил о будущем президенте: «Кто такой Макрон? Для одних он будет внебрачным сыном Кеннеди, для других – Брутом, приемным сыном Цезаря».

Но, судя по всему, отношение нового премьера к Макрону с тех пор сильно поменялось. Сам президент остановил выбор именно на Филлипе, потому что, помимо прочего, он сторонник евроинтеграции и был принципиальным критиком брекзита. И именно ему пришлось решать проблему мигрантов и беженцев, которые пытались переплыть через Ла-Манш.

Французские президенты и немецкие канцлеры свои первые официальные визиты наносят друг другу уже не первое десятилетие. Германо-французские отношения, которые с таким трудом заново выстраивались, начиная с 1945 года, сегодня называют «опорой ЕС». А сразу после победы Макрона Ангела Меркель, не скрывая своей радости, заявила, что видит в его успехе «желание французов придерживаться центра, избегать крайностей, к чему стремится и она сама».

Эту встречу в Берлине очень ждут – местные СМИ обсуждают перезагрузку немецко-французских отношений и о новых шансах для Европейского Союза. А вот роль двух лидеров в этих процессах пока оценивают по-разному. Немецкое издание сатирического еженедельника Шарли Эбдо, например, опубликовало карикатуру на Меркель и Макрона, представив их как «маму и сына», намекая на разницу в политическом весе и возможную модель взаимодействия.

Большинство обозревателей немецких СМИ сходятся во мнении, что Германия должна сейчас активно помогать Макрону в процессе реформирования. Говоря о помощи, в первую очередь речь идет об усиленной кооперации между странами, финансовой поддержке и инвестициях.

Говоря о будущем ЕС, лидеры обоих государств – и Меркель, и Макрон – настаивают на том, что его также нужно реформировать. Одно из направлений – инициатива Макрона о создании так называемого «бюджета еврозоны». Президент Франции предлагает странам с единой европейской валютой единый бюджет, который пополнялся бы за счет выпуска общих еврооблигаций. Ожидается, что это позволит стабилизировать евро и профинансировать необходимые изменения.

После победы Макрона в Европе была популярна шутка, что в его лице на президентских выборах во Франции выиграла Германия.

О том, что в победе Макрона больше заинтересован Берлин, чем условный Марсель, во время дебатов говорила даже Марин Ле Пен, когда бросила ему фразу: «После выборов, господин Макрон, Францией все равно будете править не вы, а женщина: либо я, либо Ангела Меркель».

Сама канцлер не стеснялась своей заинтересованности в победе Макрона. Он – единственный, кто способен помочь нам удержать Евросоюз от распада, говорила она незадолго до второго тура. Теперь это «нам» стало еще более оправданным. В отличие от Макрона, который уже победил, самой Меркель выборы еще предстоят – они пройдут в Германии в сентябре.

По мнению политолога Андреаса Умланда, с приходом к власти Эммануэля Макрона отношения между Францией и Германией вновь пойдут на сближение, а Евросоюз может ожидать реформа, нацеленная на более высокий уровень интеграции, об этом Умланд рассказал в интервью Настоящему Времени.

Союз с Германией по сохранению Евросоюза нужен Макрону не только по политическим причинам. Одна из целей визита в Берлин еще и немецкие инвестиции. О том, насколько близки позиции двух стран по будущему ЕС, и то том, сильно ли заинтересован Париж в немецких деньгах Настоящему Времени рассказал профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов.

«Меркель и Макрон придерживаются близких взглядов на европейскую интеграцию. Однако когда они формулируют эти взгляды, то они исходят, соответственно, из немецких и французских интересов, поэтому когда Макрон отвергает обвинения в том, что он связан каким-то образом с немецкими интересами, это звучит убедительно. Я полагаю, что вопрос Ле Пен не произвел большого впечатления на большинство французских избирателей.

Европейский поворот начал происходить под влиянием брекзита и избрания Трампа президентом США. Это обеспокоило многих европейцев. Большинство европейцев ценит, как и большинство людей, стабильность, и когда избрание Трампа привело к большой неопределенности в Соединенных Штатах, а сложности брекзита становятся все более и более очевидными, то это служит достаточным основанием для того, чтобы европейские избиратели поддерживали те силы, которые они связывают с перспективой стабильного существования. А в понятие стабильности европейцы вкладывают понятие о продолжении существования единой Европы.

Без оси Париж-Берлин европейский проект не существует. Взаимоотношения между Парижем и Берлином носят центральный характер в самой структуре Европейского союза, и понятно, что если бы Марин Ле Пен с ее антиевропейскими взглядами победила на этих выборах, то перспективы Европейского союза оказались бы под вопросом. Однако такой исход с самого начала был крайне маловероятен, и сейчас, я полагаю, есть все основания думать о том, что европейский проект одержал победу, и его ожидает достаточно светлое будущее, во всяком случае, на ближайшие 5-6 лет.

Европейский союз является основным средством европейской интеграции, и большинство европейцев в действительности поддерживают европейскую интеграцию. Им могут не нравиться отдельные аспекты политики Брюсселя, в частности демократический дефицит, который проявляется в его деятельности, но само будущее европейского проекта для большинства европейцев не подлежит сомнению. Поэтому я полагаю, что Марин Ле Пен совершила большую стратегическую ошибку, когда высказывалась в ходе своей предвыборной кампании слишком однозначно о судьбе Европейского союза и в особенности о судьбе еврозоны. Я думаю, что именно ее рассуждения о переходе на национальную валюту отпугнули значительную часть избирателей.

Я полагаю, что сейчас просто-напросто преждевременно задаваться вопросом, что будет, если Макрон потерпит поражение. Ну что будет, если Путин потерпит поражение или Меркель потерпит поражение? Широкий спектр возможностей. Сейчас факт состоит в том, что Макрон победил с хорошим перевесом, у него и все карты в руках. Он может выиграть, если сможет.

Если Меркель не сможет победить на выборах, то ничего особенного с Евросоюзом не будет, потому что тогда к власти придет Шульц, а он, как известно, не меньший, а даже больший сторонник евроинтеграции, чем Меркель. Тут других вариантов нет. Партии вроде «Альтернативы для Германии» в Германии не рассматриваются как серьезные соискатели власти».

Германия и лично канцлер Ангела Меркель последовательно поддерживают Украину с момента аннексии Крыма и войны на Востоке страны. О том, как новый европейский поворот от правого популизма к сохранению Евросоюза скажется на положении Украины, Настоящему Времени рассказала депутат Верховной Рады Оксаны Юринец. В украинском парламенте Оксана отвечает за связи с Германией.

— Скажите, пожалуйста, насколько внимательно в Украине следят за политическим положением, в том числе Ангелы Меркель, насколько в Украине хотят сохранения Ангелы Меркель на посту канцлера, насколько она важна для защиты украинских интересов в целом в Евросоюзе?

— Я вам скажу больше, сейчас этот момент очень важен, что победа во Франции у Макрона, и это уже показатель. И их встреча, которая сегодня произошла, я думаю, что там тоже есть результат. Сегодня очень важно, чтобы Европа, которая отстаивает демократические ценности, которая ставит в центре человека, ставит в центре свободу, я думаю, что самый важный вот этот момент. И для Украины, конечно, это большой шаг в евроинтеграции. И сегодня, я думаю, даже победа Меркель и, как могут говорить эксперты, даже позиция, которая может быть в Германии, она все равно будет положительной для Украины, потому что их позиции проукраинские, они промирные, они против лжи, против агрессии, против аннексии и всего другого.

— Как вы считаете, Эммануэль Макрон, например, останется политиком, который будет ратовать за продолжение антироссийских санкций на европейской площадке?

— Санкции должны, конечно, быть, и я уверена, что эта политика будет поддержана, пока мы не увидим со стороны России, что она идет на какие-то поступки. Она сейчас провоцирует, она сейчас абсолютно не придерживается никаких правил. И, как говорил Бисмарк, любой соглашение с Россией сегодня не имеет значения, даже не имеет цены той бумаги, на которой оно сложено. Поэтому это проблема сейчас. Конечно, когда есть любые договоренности, чтобы они оставались ими быть, они должны быть с обеих сторон, придерживаться обеих сторон, а этого мы, к сожалению, не видим. И даже последние обстрелы, которые были на востоке Украины, этому доказательство.

— В целом существовали в Украине некоторые страхи этих антиевропейских настроений, брекзитов бесконечных? Насколько велики были опасения того, что сейчас Евросоюз развалится, и, в общем, то, куда стремилась Украина, ничего не останется?

— Я хочу отметить хорошую работу команды президента по внешней политики, которую ведут и наши послы в этих странах, и администрация президента, которая общается постоянно, она готовит эти будущие визиты и общение. Я думаю, что оно однозначно будет позитивным. Эта работа дала результат. Я думаю, и наша вера, и то, что сегодня украинцы отстаивают свою независимость, свою демократию, идут к евроинтеграции – этому, мне кажется, помогают все, и даже высшие силы.

currenttime.tv

 

Bastainfo.com

%d такие блоггеры, как: