ИСПОВЕДЬ

РАУФ МИРКАДЫРОВ

Или о том, когда просто выбора нет 

Эльмар Гусейнов мой друг и один из талантливейших журналистов постсоветского пространства последних тридцати лет, был убит семью выстрелами из пистолета 2 марта 2005 года в подъезде своего дома в Баку, почти у порога собственной квартиры. По большому счету эти строки не о нем. О нем написано немало, в том числе и мной. Это мой исповедь. У каждого хотя бы один раз в жизни, хотя бы частично появляется желания публично исповедоваться. Он только повод, притом, ни как привязанный к конкретной дате. Мне просто, именно в этот день захотелось исповедоваться в кое в чем…

Он был сильным человеком. Добрался, а может дополз до дверей своей квартиры. Постучался и рухнул. Его супруга Рушана никого не подпускала к телу погибшего мужа. Как только узнал об этой трагедии подъехал к их дому. Эльмар был моим другом, соратником и даже некоторое время компаньоном. Когда Рушана с балкона увидела меня крикнула: «Пуст поднимется Миркадыров». Я поднялся наверх и наверное одним из первых после членов семьи увидел его таким.

Но это было не самое страшное. Это не было первым окровавленным и безжизненным телом, которое я видел. Мне приходилось лицезреть кое что намного пострашнее, чего даже не пожалею своим врагам. Разница была лишь в одном. Передо мной лежало безжизненное тело родного для меня человека – моего друга и соратника. От этого было просто намного больнее…

Но самое страшное произошло в день похорон Эльмара. Его малыш подошел и поцеловал в лицо образ отца запечатленное уже навечно в фотографии. Ничего более страшного в жизни не видел. А я могут заверить, что видел много чего. Вот это фото.

Потом были другие потери. Одного зарезали как …, другого покалечили на всю жизнь. Был момент, когда один из моих друзей бизнесменов, «закрепил» за мной своего шофера, естественно, вооруженного, который «доставлял» меня до дверей моей квартиры, по той простой причине, что я как очень важная «персона» имел ежедневное другое «сопровождение», притом, наглое и откровенное. Благодарю моего друга и его шофера. Кажется, впервые… Одним словом, то, что произошло в 2014 году для меня не было неожиданностью. К этому шло. Мне даже можно сказать, что повезло. Я, по крайней мере, пока «поплатился» только двухлетней отсидкой в одиночной камере…
Но именно в тот день, когда этот малыш в последний раз поцеловал отца прощаясь с ним я ясно осознал, что у нас нет просто другого выбора. Мы просто обязаны делать свое дело, по возможности честно и профессионально. И после этого поцелую я поверил, что «не все еще пропало, пока не меркнет свет, пока горит свеча»…

 

Bastainfo.com